Между двух огней или любовь к двум мужчинам (часть 2)

Между двух огней или любовь к двум мужчинамМиша пришел за ответом через два дня. Я грустно смотрела ему в глаза, еле сдерживая свою страсть к нему, и что-то говорила про материнский долг, ответственность перед родными и близкими. Он слушал меня, не перебивая, и только нежно улыбался той милой и родной мне улыбкой, которую я так любила. Как же я ждала того момента, когда он придет ко мне с поникшей головою и сложит всю свою любовь к моим ногам, а я его от всех невзгод укрою и никому тогда уж не отдам. Этот момент настал, а я отказывалась от своего долгожданного счастья. Миша, молча, выслушал поток моего сумбура и, уходя, сказал мне: «Прощай. Я уважаю твое решение, каким бы оно для меня ни было. Постарайся быть счастливой.» Он обнял меня и добавил: «Недавно я написал песню, она о нас с тобой. Сегодня вечером в ресторане я исполню ее впервые, приходи послушать, думаю, тебе понравится.»

Столик заказала

Конечно же, я пошла, села за самый дальний столик, заказала кофе, слушала музыку и курила. Вскоре я услышала голос Михаила, который объявил свою новую песню, посвященную единственной женщине. Он запел, я слушала и не смотрела на него, а слова в этой песне были такими, что из моих глаз непроизвольно покатились слезы, а я их не вытирала. На последнем куплете Миша подошел к моему столику и, взяв меня за локоть, увлек танцевать. К сожалению я не запомнила слов этой песни, я больше никогда ее не слышала, но смысл ее, примерно, был таким:
Это был наш прощальный танец. В который раз мы расставались навсегда… Я ушла сразу же после этой песни и долго еще рыдала, сидя возле кроватки дочери.
До сих пор я размышляю о том, правильно ли я поступила тогда, в той далекой юности? Как сложилась бы моя жизнь, поступи я иначе? Возможно, я была бы намного счастливее, по-другому бы жили и относились друг к другу мои дети. Кем бы я была сейчас, если бы изменила ход жизни? Правильно ли я поступила, простив Сергея? Кто-то мудрый сказал, умение прощать–великое дело, трудно представить себе любовь без милосердия. Но может ли сердце простить все? Ведь существуют вещи необратимые. И тогда из порядка близких людей человек становится чужим, далеким. Его судьба может лишь отдаляться, становиться все дальше и дальше от того, что можно назвать жизнью. Самое трудное впереди. Надо или простить всецело, или отпустить легко, мучить и мучиться–занятие одинаково жестокое и беспощадное. В угоду себе любить больно. И не любить больно. Страсть и страдание — однородны по своей природе. Только страдание можно умалить, страсть — никогда. Можно и нужно управлять поступками. А чувствами?…



Похожие записи:
Любовь & Романтика